Мультимедийные презентации

ИНТЕРЕСНО, СОВРЕМЕННО, ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНО

Новогодние мультимедийные открытки

Мультимедийное новогоднее поздравление 2013 для «Эрнст энд Янг» (разработчик: КСАН)  Мультимедийное новогоднее поздравление 2013 для «Эрнст энд Янг» (разработчик: КСАН)
Новогоднее интерактивное поздравление «Дед Мазай и зайцы» для газеты «Ведомости» (разработчик: КСАН)  Новогоднее интерактивное поздравление «Дед Мазай и зайцы» для газеты «Ведомости» (разработчик: КСАН)
Мультимедийное мультипликационное Новогоднее Поздравление 2012 для газеты Ведомости (разработчик: КСАН)  Мультимедийное мультипликационное Новогоднее Поздравление 2012 для газеты Ведомости (разработчик: КСАН)

Все новогодние мультимедийные открытки

Интерактивный маркетинг

Мобильное приложение с искусственным интеллектом «Училка Агнесса Ивановна» (разработчик: Next Step Entertainment)  Мобильное приложение с искусственным интеллектом «Училка Агнесса Ивановна» (разработчик: Next Step Entertainment)

Все примеры интерактивного маркетинга

Рассылка «Prezentation.Ru»

Что нового происходит в мире с развитием интернет, компьютеров и новых информационных технологий? Мультимедиа. Виртуальные миры. Интернет. Будущее.

Чтобы получать рассылку «Prezentation.Ru», введите адрес Вашей электронной почты и нажмите кнопку «ОК».

 через Subscribe.ru
 через Mail.ru

Новости

[20.01.14]
В новостной ленте Facebook появился блок трендов

За самолюбование в интернете начали штрафовать

Запущен «интернет для роботов»

[13.01.14]
"Умные города" смогут заработать $1,9 трлн

[24.11.13]
"Яндекс" научился пересылать деньги по электронной почте

Оксфордский словарь объявил «selfie» словом года

Интернет-магазин потребовал 3500 долларов за отказ удалить негативный отзыв

Microsoft создает технологию распознавания настроения пользователя

"Одноклассники" научились распознавать лица

Оплатить вуз теперь можно виртуальной валютой Биткоин

Видеоигры не оказывают вредного влияния на детей

Смартфоны научились передавать запахи

Сервис коротких видеороликов Vine получил поддержку русского языка

Более 30 тысяч человек воспользовались Wi-Fi в автобусах Москвы

Все новости

Статьи

[22.01.17]
Бум нейросетей: Кто делает нейронные сети, зачем они нужны и сколько денег могут приносить
Что из себя представляют нейронные сети, для чего они нужны, почему захватили планету именно сейчас, а не годами раньше или позже, сколько на них можно заработать и кто является основными игроками рынка.

[24.11.13]
Эксперты назвали профессии будущего
Самыми перспективными направлениями станут IT в медицине, создание «умных городов» и компьютерная лингвистика

Все статьи

Фестивали, конкурсы


Vimeo Festival Awards. Конкурс видео-роликов
Vimeo Festival Awards. Конкурс видео-роликов

YourFilm Festival — 2012. Кинофестиваль Видеопортала YouTube. Победители поедут в Венецию.
YourFilm Festival — 2012. Кинофестиваль Видеопортала YouTube. Победители поедут в Венецию.

Международная конференция #1 по социальным играм в Восточной Европе Sociality Rocks!
Международная конференция #1 по социальным играм в Восточной Европе Sociality Rocks!

Все конкурсы

Полезная реклама

На главную страницу  |  Прислать новость
Интерактивный маркетинг  |  Мультимедийные открытки  |  Виртуальные туры  | 

НОВОСТИ  |  Статьи  |  Интервью  |  РАССЫЛКА

Глобальные проблемы образования и мультимедиа

Версия для печати

[07.07.04]

Специально для www.prezentation.ru

Осин Александр Васильевич — генеральный директор Республиканчкого Мультимедиа Центра, кандидат технических наук, доцент, Почетный работник высшего профессионального образования, член-корреспондент Российской аккадемии естественных наук, член Союза кинематографистов России.

Один из инициаторов развития мультимедиа-технологий в стране, научный и художественный руководитель более 40 мультимедиа проектов, автор более 100 научных трудов и изобретений. Основатель научного направления «интерактивное телевещание», развивающего конвергенцию телевидения, телефонии и компьютерных сетей на базе мультимедиа-технологий.

Член Рабочей комиссии по направлению информатизации образования «Электронные образовательные ресурсы», заместитель председателя секции учебных электронных изданий Федерального экспертного совета Министерства образования, заместитель руководителя комиссии по цифровым экранным искусствам Союза кинематографистов.



— Я знаю, что Вы — основатель мультимедиа в России.

Это правда.

— Расскажите, как все зарождалось.

Людей, которые занимались компьютерными технологиями, системами образования, обучающими программами — было много. Но чего-то не хватало. Посадили студентов за экраны — они тесты используют, кнопочки нажимают. Ну и что? Что-то не то. Это не образование. Перегнали текст учебника на экран. А зачем? Опять не то. Что-то не получалось образование — все это чувствовали. Образование получается тогда, когда есть все 3 его компоненты: теоретическая информация, практические занятия, аттестация.

В начале 90-х стал бурно развиваться Интернет. Появилась надежда, что можно «перегнать» текст в электронном виде и, может быть, от этого будет какая-то польза. И если перегнать его куда-нибудь далеко — коммуникативность получается. Что-то уже интересное! В это же время стали бурно развиваться мультимедиа-технологии, и тогда стало совсем интересно. Виртуальная реальность — да, пожалуйста! Какая разница между реальным вузом и виртуальным? — тогда это были мечты.

Сейчас мы это понимаем — можем сформулировать, по крайней мере, куда идем. Тогда не понимали, но чувствовали.

Занимаясь всю жизнь вычислительной техникой, информатикой, в том числе, для образования, я смог сформулировать 5 новых педагогических инструкций или «5 слов». Я их 25 лет формулировал!

— Какие же это?

Интерактив, мультимедиа, моделинг, коммуникативность, производительность пользователя.

Вот появились мультимедиа — на западе уже лет 5–7 что-то делалось, а у нас ничего не делалось. Развал страны, 91-й год. Мы пошли в родное Министерство образования, в Госкомитет по науке и высшей школе. Начальник научного управления Александр Владимирович Суворенко и первый заместитель Александр Николаевич Тихонов. Вот с этими словами и, я не помню уже, какими объяснениями — 13 лет назад я к ним и пришел. И эти люди поняли: «серьезная штука начинается»! Они сказали: «Хорошо, мы дадим какие-то деньги на мультимедиа-технологии. Только отчитываться ты будешь каждый год не отчетными бумагами, а выставками».

— И Вы стали каждый год занимать места на выставках.

В среднем в году 2–3 диплома или приза мы получаем. И мы их получаем не в России только.

— В России мультимедиа-рынок только формируется.

Я бы не сказал, десяток компаний более или менее профессиональных — есть. В последние годы, мы стали получать награды на фестивалях за рубежом. Приз Международной книжной ярмарки — вот он стоит — в России, в 2002-м году. А вот приз 2004-го — в Гонконге. А как побеждать в Гонконге, там 1000 участников? Для этого нужно быть лучшим!

— Какие образовательные программы вы делаете?

Слово «электронный учебник», безусловно, уже забыли… Нельзя так говорить.

— Почему нельзя говорить «электронный учебник»?

Потому что бумажный учебник был лучше! И будет лучше всю жизнь, пока он будет жить. Чтобы читать бумажный учебник, знать техники не нужно. Глаза портить — тоже не нужно. Хотя у меня «плоский экран» — я все равно глаза на нем порчу, устаю намного больше, чем когда читаю бумагу. Это первое. Второе: этот бедолага-учебник — пример технологической конвергенции. Его стали превращать в «плоский экран». Например, в Китае школьники бегают, у них в ранце лежит один плоский экран и там — все страницы книжки. Но это все равно учебник! Сегодня он может быть лучше компьютера по всем параметрам. Через сколько-то лет, может быть, даже в течение нашей жизни, этот плоский экран станет настолько дешев, что будет дешевле бумаги. Возможно. Но это все равно учебник. Обычный, классический, текстовый учебник. Ну и что, что сегодня он «бумажный», а потом будет «экранный»? Бумажный учебник лучше, если он есть — лучше всего, существующего на сегодня.

Но есть и проблемы. Когда у вас нет бумажного учебника — вы идете в библиотеку. Нужно прийти, поковыряться в картотеке, обаять библиотекаря, чтобы помог — и еще неизвестно, есть ли в наличии экземпляр, который вам нужен. Огромный трудозатраты, особенно, если вы занимаетесь серьезной учебной или научной работой!

Есть инструменты, которые все эти проблемы снимают. Я вхожу в Интернет, обращаюсь в «электронную библиотеку» — не выходя из дома, запрашиваю, что мне нужно, и «поисковая машина» находит мне это мгновенно. Производительность пользователя возрастает в десятки и сотни раз! Работает новый инструмент: «телекоммуникативность», или просто «коммуникативность».

— Создание единой информационной среды?

Когда открывали государственную программу, ее так и назвали «Создание единой информационной среды». Но это не только информационная, но и образовательная среда. Если быть более точным, я бы назвал — «Создание единой образовательной электронной среды».

— Вы принимали участие в создании обучающих программ?

Я принимал участие как руководитель РМЦ. Это до сих пор единственная государственная организация — и лучшая в стране — которая этим занимается. Кроме того, мне было поручено руководить рабочей комиссией Министерства по этим вопросам, и мы вместе с коллегами обсуждали: «а что делать-то будем?»

— А что надо делать?

Самая главная проблема — формируется просто до безобразия. Предположим, вы учитель или ученик. Если я вам буду «вдалбливать», то ничего у меня не получиться. Нужно, чтобы вам было интересно.

Нужно делать электронно-образовательные продукты. Под них нужно делать электронную сеть. Под них нужно переучивать учителей. Но основа — информационно-образовательные продукты. Электронные образовательные продукты. Я должен их сделать такими, что бы вы заинтересовались, чтобы вы ими пользовались чаще учебников. На словах это звучит — банально.

— Как это сделать?

Проработав много лет в государственном образовании, сделав первый в стране мультимедийный центр, и даже будучи несколько лет в советах и комиссии по электронным изданиям и ресурсам — я вместе с коллегами только сейчас понял, как это надо делать. Сначала нужно понять «в чем проблема?»

Ресурсов — громадное количество. Только что опубликован доклад Европейской комиссии — европейского «правительства» по информационному образованию. Они все делали то же самое, что и мы — но вложили гораздо больше денег. И добились гораздо более убедительных ЧИСЛЕННЫХ результатов: компьютеров у них больше, преподаватели переучены все, интернет в каждой школе.

— И пользуются…

Да, один час в неделю. И только на уроках информатики. Во всей Европе.

— А у нас?

А у нас… Грубо говоря, как в высшей математике — «бесконечно малая величина». Найти энтузиастов — отдельную школу, отдельный ВУЗ — всегда можно. И это хорошо, что они есть, с них все начинается. Но как руководитель рабочей комиссии Министерства, я должен говорить о том, что это должно быть заметно, массово. Но сколько-нибудь заметной массовой автоматизации образования — у нас еще нет. Более того, европейцы говорят: «мы сделали все быстрее, чем вы, а не получается — никто не учится».

— Видимо, среда еще не подготовлена к тому, чтобы принять такую концепцию образования?

Очень даже подготовлена, тщательно подготовлена, как выяснилось.

— А почему никто не пользуется?

А это — главная проблема! На самом деле — не понимали, кому и какие образовательные продукты нужны.

— А теперь поняли?

Я поэтому и написал со своими коллегами книгу: там ответы на вопросы, которые мне задавали члены рабочей комиссии, министр образования, начальники управления автоматизации, производители электронных продуктов, учителя. А дело в чем:

Есть образование школьное, вузовское, послевузовское (корпоративное). Абсолютно точно известно во всем мире, что корпоративное бизнес-обучение — послевузовское — более успешное. Любая развитая корпорация уже давно использует электронное обучение. И использует успешно.

Известно, что в вузах электронное обучение — живет. Не то, что бы успешно, но живет. МИЭМ, МИСИ, Тюменский университет — много уже по все стране можно найти.

И абсолютно точно известно, что в школе ни информационное, ни электронное обучение не живет вообще. Точно.

— Это от неподготовленности учителей?

Нет. Это в первую очередь связано с неправильной политикой. А какую политику нужно сделать правильную? — Нужно понять, в чем дело. Почему там живет, а здесь нет? Повторю, что образование состоит из трех компонент: теоретическая информация, практика, аттестация.

Все существующие на сегодня электронные образовательные ресурсы — это тексты, это текстографические продукты. По разным причинам это тексты, такая мода пошла от американцев давным-давно. Несколько лет назад я в Казахстане учил вместе с американским коллегой из фонда Сороса. Что там показывали? — Тексты, тексты, бесконечные тексты… Это американская модель. И в школах учителя не хотят дистанционного образования.

— Потому что тексты принципиально ничем не отличаются от учебников?

Абсолютно! Подавляющее большинство сегодняшних электронных образовательных продуктов — текстогафические. То есть, тексты с картинками. Ну, картинок стало чуть побольше, видео еще есть — но какая разница? Динамическая или статическая иллюстрация — это, все равно, иллюстрация! Да, динамическая чуть-чуть поинтереснее… В то же время — «для школьников нужно переводить учебники в электронный вид». Нам говорят: «Да вы что, с ума сошли, зачем? — Они и эти-то учебники не читают, а уж электронные читать — точно не будут». Вот исходные данные, теперь пойдем сверху вниз.

Почему в корпоративном обучении, не смотря на то, что большинство образовательных продуктов — текстовые, — обучение идет более или менее успешно? А вот почему. Во-первых, там взрослые люди, которые мотивированы учиться. У школьника никакой мотивации нет. Во-вторых — это люди, которые уже привыкли, за время обучения в школе, за время обучения в вузе, работать с текстами. Ведь, чтобы из текста извлечь что-нибудь, нужно очень сильно напрячься, и лишь потом только что-то поймешь. Итак, есть люди, которые привыкли работать с текстами, и они мотивированы. Но теоретическая информация, которая передается текстом — это еще не образование. Должен быть практикум и аттестация, тогда будет образование. Реальные умения и навыки.

В бизнес обучающих системах все просто: практика — это твоя собственная работа, а аттестация — это твой начальник. Все получается автоматически, потому что два компонента — практикум и аттестация — вот они. Люди взрослые, привыкли к текстам, практикум (работа) и аттестация — есть все компоненты образования. Именно поэтому послевузовское образование самое успешное.

В вузе, с одной стороны, дистанционное обучение студентов. С другой стороны, ни для кого не секрет, что за обучение можно деньги взять. А поскольку вузу всегда деньги нужны, особенно в последние годы, то стали на это смотреть под одним углом — «надо деньги за это взять». В результате скука, но не образование. Торговля конспектами лекций, то есть «книжками», и образование — это разные вещи. Поэтому в вузе электронное обучение более или менее идет, но качество образования хуже, чем в бизнес обучающих системах. Потому что — «просто торгуют конспектами лекций», то есть текстами, интуитивно понимая, правда, что не хватает практикума и аттестации, и в лучших своих проявлениях пытаясь заменить… — но все это суррогат. Тем не менее, в небольших масштабах в вузах это живет. А в школе? В школе — полный провал. Не будет школьник читать учебник с экрана — он обычный-то еле-еле читает. Когда говорят, что в школе «дистанционное образование» — я начинаю хохотать. Его не будет никогда в том виде, в котором понимают сегодня. Что же делать? А делать опять-таки — технически как-то увлекать.

Что такое школьники? Школьники вышли из детей. Как ребенок начинает свое образование? Он что, книжки читает? Ничего подобного. Он окружающие предметы изучает, щупает, видит их реакцию и таким образом начинает учиться. Потом ему потихо-о-онечку подсовывают книгу и всю школу заставляют с этой книгой напрягаться. Она удобна чем — она все, что угодно может описать, а вот сложные вещи, особенно динамику, она описать никак не может. Ну, как описать словами музыку или картину Рембрандта? Текст хорош тем, что он может рассказать обо всем. Но очень сильно надо напрягаться, чтобы это все усвоить из текста. Получается, что школьникам нужны не тексты. Они привыкли — это младшая возрастная группа! — изучать мир, им это интересно. Им надо дать другое «представление» (отображение) мира. Не в текстовых описаниях, не в текстовых абстракциях! И даже не в зрительных и не слуховых образах: видео и аудио — это тоже «почти-текстовое» отражение. Это лучше, чем тексты, но тоже не эффективно — слишком пассивно. Вместо этого им нужно давать другое «отображение» мира — оно называется АДЕКВАТНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ. Нужно к аудио-визуальной информации прибавить…

— Интерактивность.

Да, ОТКЛИК! И все тогда станет понятно — «детишки не вылезают из игр компьютерных». В которых работают 3 главных инструмента: интерактив, мультимедиа, моделинг.

МУЛЬТИМЕДИА дает представление о предметах в реальном виде, сразу все работает там. Когда мы визуально что-то воспринимаем, объем информации в миллион раз больше, чем когда читаем текст. А если, вдобавок к этому, МОДЕЛИНГ дает отклики на реакции — реальные? А ИНТЕРАКТИВ? — Это, ведь, и есть работа с тем, что на экране организуется!

— И Вы уже создаете по этому принципу электронные учебники?

Они есть. Мы их делаем. Есть неплохие продукты отечественных производителей для школьников. «Виртуальная лаборатория» — давно известно, им сложно, там уже другие вещи начинают работать. Короче говоря, младшим возрастным группам нужно просто другое «представление» мира, которое их заинтересует в такой же степени, как и компьютерная игра. Это главное. Обучение тогда станет значительно эффективнее — быстрее и глубже. Ничего не возникает ниоткуда и не пропадает в никуда: за школьников должны поработать — передать им эту энергию — специалисты, педагоги и мультимедийные компании. Огромная работа. Да, школьникам легко будет учиться в другой среде. Идеально было бы вообще всех переучить — всем Виртуальный Мир! Но это невозможно сегодня, мы по-другому живем. А для обучения школьников — этот подход возможен и работает: учебных предметов мало, аудитория на каждый предмет огромная. Для школьников имеет смысл делать этот Виртуальный Мир, другое «представление». Все сложилось, это же замечательно!

В вузе, напротив — огромное количество учебных предметов, и они очень быстро меняются, развиваются. Даже если бы мы захотели, мы бы не смогли в вузе дать другое «представление» мира. Но зато там работает то, что люди уже привыкли работать с книгой. И тогда мы говорим: «В вузе передача информации в текстовом виде — вполне допустимая вещь». Реально и рентабельно. Когда нужно обработать 100 текстовых источников — электронный вид текста вполне заменяет книгу. Сегодня, при нашей жизни, — это рентабельно и нормально.

Но как только мы начинаем говорить о полном обучении в вузе — о практикуме, об аттестации — то хотим мы этого или нет, мы снова упираемся в так называемый «широкополосный поточный продукт мультимедиа»: интерактив и моделинг. Необходимо закрывать аттестацию не просто тестами, а моделированием предметной базы. Ну, как врачей аттестовать тестами? Врач должен на практике знать, что такое скальпель и в какую руку его взять.

— Какие проекты уже реализованы или реализуются в этой концепции электронного образования?

То, что я вам рассказывал, я понял недавно — года 2 или 3 назад. Сейчас я со своими коллегами это обсуждаю. Они к этому готовы, и извините за нескромное, может быть, сравнение — мне на ум приходит Менделеев. Все элементы были известны, ничего нового он не открыл — но как только утром проснулся и сложил их в табличку, сразу открылись новые. И у меня такое ощущение, что сложив в систему то, что все понимают — нам удастся открыть новые элементы!

За последние годы государство потратило немалые деньги на порталы для высшего образования, на диски для общего образования — есть очень хорошие, хорошие, неважные и плохие продукты. И если раньше было непонятно, как оценить, то теперь понятно — почему плохой? И конечно, нужно делать, исходя из этого упорядоченного понимания — когда понимаешь, что такое хороший продукт. Тем не менее, могу сказать, что уже сейчас есть замечательные образцы.

Образовательные продукты связаны не только с учебной программой собственно вуза или школы. Курсы по химии или летательным аппаратам — это тоже образовательные продукты.

Далее. Информационные источники: энциклопедии, справочники. Это вторая большая группа продуктов — уже не учебная, а справочная. Но это связано с образованием.

Третья группа образовательных продуктов — общекультурная. Великие писатели, композиторы, Лувр, Эрмитаж — это тоже образовательные продукты. Могу назвать три лучших образовательных продукта, которые абсолютно ложатся в концепцию «электронного образовательного продукта»:

Лучший продукт для школы — «Виртуальная химическая лаборатория». Сделан Марийским Государственным техническим Университетом. Сказочный продукт! Настолько сказочный, что Генеральный экспертный совет, через который проходят книги для школы, в лице своей секции по химии, дал небывалое заключение. Смысл заключения таков: продукт настолько хорош, что его нельзя пускать в образование, он заменит реальную лабораторию… Но это же неправильно!

— Вы эти идеи донесли до Министерства образования? Они уже отразились в общей концепции государственного электронного образования?

Очень надеюсь, что будут отражаться. На уровне сегодняшнего понимания то, что я вам рассказываю, это передовая научная мысль. То, на что мы способны. Это сегодняшнее понимание внедряется в виде подпрограмм, разделов.

— Я видела виртуальный тур по Третьяковке.

Кстати, Марийский Технический Университет уже получил какое-то время назад приз на специализированной выставке во Франции — правда, не слишком известной у нас. Я думаю, они покорят просто всех… А «Третьяковская галерея» — лучший образовательный продукт общекультурного характера. Он уже покорил — вот первый приз. Лучший в мире, подчеркиваю.

— Как Вам это удалось?

Да, лучший в мире информационно-справочный продукт. Вот это идеал, к которому нужно идти. Зачем они нужны? — Чтобы понимать, куда двигаться. Много продуктов спорят. Вот энциклопедия — «Кирилл и Мефодий». Люди работают и работают. Энциклопедия, много споров — но они всё улучшаются и улучшаются. Замечательный информационно-справочный источник, тоже образовательный — портал «Информик». Еще несколько порталов, по областям.

— Расскажите, что Вы уже делаете. Какие мультимедийные продукты?

Вот полка — на ней примерно 80 проектов, которые мы реализовали за последние 10 лет. Они становятся все лучше и лучше, умнее и умнее. Они соответствуют той концепции, которую мне удалось впервые сформулировать. «Третьяковкой» мы, пожалуй, показали, как мы можем делать продукт общекультурного характера. До этого у нас был «Эрмитаж» — продукт, который завоевал 3 главных приза в мире. У нас образовательные продукты по географии, экологии. Очень интересный будет продукт, который мы делаем сейчас для школы — а мы десятки продуктов делаем для школы — география, экология, мировая художественная культура. Все продукты достаточно высокого уровня. Мы сейчас делаем то, что в книжке сделать в принципе нельзя — об этом давным-давно говорят школьные педагоги, что в школе все гораздо сложнее, чем в вузе.

Сделать сайт — это просто вообще ничего по сравнению с той квалификацией, которая требуется для хорошего мультимедийного продукта. И именно мультимедийные продукты нужны в школе. Для нас главная зона интереса — это школа.

— Это интерактивные интересные продукты.

Интерактивные, с мультимедиа-моделями. На диске работает в первую очередь 3 инструмента: интерактив, мультимедиа, моделинг. А в Интернете работает 2 других: коммуникативность и производительность пользователя. А вот теперь, исходя из этого понимания, мы и вовсе придумали совершенно замечательную вещь. Слушайте! А нельзя ли сделать продукт, в котором все 5 инструментов работает? Хочется, но нельзя! Потому что в сеть не всунешь «широкую полосу»: широкополосные сети, которые существуют во всем мире (но только в отдельно взятом регионе) — фрагментарные. В Европе уже задумались «как бы это сделать?» — а мы уже понимаем. Не потому что мы шибко их умнее, просто мы уже по их костям, по их опыту идем. Спасибо им большое, что они нам объяснили. Американцы зажались и молчат, они не признаются ни за что, что в школе у них — в школе это особенно ярко видно — в школе у них, ну никак не идет электронное обучение. Они лепят и лепят текстографические продукты — это их парадигма уже иного лет, они с этого начинали.

Использовать зарубежный опыт — это значит «понять их ошибки». Европейцы — между нами и американцами. Они поняли, что что-то не то и уже хотят делать что-то другое. А мы, используем и тот, и этот опыт. И еще одно обстоятельство: у них там можно сразу делать, была бы идея — а у нас, прежде, чем делать, надо много думать… Это имеет свои плюсы. У нас есть возможность много думать: мало денег — много мыслей. В итоге мы это теоретически обосновали. Хочу обратить внимание на то, что мы, все-таки, придумали, как сделать для школы продукт, который обладает всеми пятью достоинствами!

— Давайте!

Можно делать продукты так называемой «модульной архитектуры»! И мы этим занимаемся, и уже существуют направления. Итак. В школе продукт должен быть широкополосным. «Широкая полоса» — это интерактив, мультимедиа, моделинг. Мощный. Потому что в тематическом продукте, на сайте — нет никакого интерактива. По оглавлению бегаешь, и все — вот и весь интерактив! Мощный интерактив, мультимедиа, моделинг — это широкая полоса и высокий рабочий поток. Но текстографический продукт — десятки килобит в секунду, у нас сеть сейчас с этим справляется, а вот мультимедийный продукт — та же игра — он требует мегабиты в секунду! Когда они внутри компьютера — их не видно. Появились сейчас, правда, и в интернете тоже, но это надо смотреть, как это там люди ухитряются? — Они тоже «обманывают полосу». Чтобы было интересно, должна быть «широкая полоса». Это отдельный разговор, но принципы одни и те же — «обманывают полосу» разными путями. И мы нашли свое решение.

— А как «обманываете»?

Резать на модули. Объясняю. Радость заключается в том, что там есть одно замечательное свойство. Как мы изучаем предмет в школе? Нам же не нужен весь учебник или весь диск сразу? Мы же — шаг за шагом. Ни один нормальный школьник залазить в конец учебника не будет. Тогда я говорю следующие слова: «Братцы дорогие, а давайте тогда вот этот сложный хороший мультимедийный продукт…

— …нарежем по кусочкам»?

Тогда этот кусочек можно офф-лайн сбросить, потому что диск в офф-лайн невозможно сбросить. Чтобы прокачать его по современным сетям, нужны сутки. Нереально.

— А модуль — вполне.

Если он будет в сто раз меньше. Каждый модуль — цельная тема, например, второй закон Ньютона. Но модуль — маленький: мегабайты, несколько мегабайт. Вот что получается. А потом отсюда пошли следующие идеи. Ни один профессор не читает лекцию по книжке, он все время пытается по-своему трактовать. Понятно, что он квалифицированный человек, он и свои идеи вкладывает, и из многих источников берет. В «лабораторной работе» — вообще, никакого учебника быть не может. Книги не способны практикум и аттестацию описать. Да и школьникам нужно вариативное обучение — одному так нужно объяснить, другому эдак. Уровень, глубина — в одних школах так, в других эдак. Значит, что нам нужно? Вариативность. Один и тот же модуль, тот же самый закон Ньютона — группа модулей: практикум, аттестация и, конечно, теоретическая информация. А давайте все три уровня сделаем вариативными? Так и сяк объяснение теоретической информации — на таком уровне глубины, на таком. Практикумов — вообще, бесконечное море: такой практикум, сякой практикум. Аттестаций — тоже бесконечное море. Как только этих модулей становиться не 3, а 30 — появляется еще одно измерение: каждый учитель, профессор, школьник — может выбрать то, что ему понравилось, и то, что он поймет. Проблема вариативности для школьника решена. А для учителя — он уже сам составил курс из того, что для него сделали профессионалы. Он раньше теоретическую часть курса как составлял? — Разные книжки читал и по-своему рассказывал на уроке. Теперь мы говорим ему: «Изменилась сама технология работы, ничего не нужно рассказывать, все за вас расскажет компьютер, вам нужно только то, что компьютер не может — обсуждать». Вот это компьютер не может. Система преподавателя несравнимо мощнее компьютера.

Появилась идея вариатива: уровень заинтересованности еще подскакивает, если я могу выбирать то, что мне нравиться. И учителя довольны, и школьники довольны. Это вторая особенность модульности. И третья особенность: ко мне приходит человек и говорит: «мне нужно из имеющихся дисков по России быстро слепить это, это и это». Раньше я мог ему только сказать: «Это не книжка — листочки вырвал и сложил. Это абсолютно новая работа — нужна новая программа-реализатор, нужно переформировать все. Это по существу новая работа — нельзя скроить как из книжки конспект или реферат. В «Ворде» это можно сделать легко и быстро… Но здесь — мультимедиа продукт!»

— А модуль? Модуль решает эту проблему?

Абсолютно! Если это отдельный замкнутый модуль, у них всех — единая программа-реализатор, которая их прокручивает. Задача «слепления другого продукта из частей старого» — решается мгновенно!

Три колоссальных проблемы решены. Это и есть наше будущее! Когда мы опубликовали концепцию развития электронного образовательного модуля, мне пришло письмо: «европейцы мучаются, что делают что-то не то, и не понимают, что именно не то? — вы им пошлите концепцию». Мы даем новую архитектуру и закрываем слой вопросов.

— Вы занимаетесь тем, что повышаете эффективность образовательной системы в России. Идея с мультимедиа повышает эффективность образования.

— Сегодня я не занимаюсь повышением эффективности образования — я занимаюсь его спасением. Спасением. Смотрите, 2000 лет назад — были учителя? Были! Больше всего нам известно про Платона, который бродил с учениками по саду. Сколько у него было учеников? 10, 20. Можно было считать, что образование — это отрасль? Говорят, что в то время где-то в Александрии даже университет был — один на всем земном шаре. Можно ли было считать это отраслью. И как устроен был этот университет? Назывался университет. А университеты в большом количестве в Европе, появились в средние века, точнее, в XVI-м веке. И образование стало отраслью. В чем дело? Книжку изобрели печатную, не рукопись малодоступную, а книжку.

— Стало широкодоступным?

Да. Это значит, что мы открыли сектор самостоятельной учебной работы, книжка его открыла. И на этой идее мы 500 лет живем. Не было бы книжки, не было бы образования, как отрасли — так и был бы один Платон на 10 учеников. Если бы не было бы книжек, современная классовая система была бы не возможна, не было бы того, что сейчас называют домашнее задание. А ведь половина учебной работы — это домашнее задание, а в вузе еще больше. Мы просто об этом не задумываемся, 500 лет уже к этому привыкли. Книжка вообще открыла образование как отрасль — первая революция в образовании.

— И сейчас?

И сейчас вторая революция в образовании.

— В чем дело? Почему 500 лет книжка была эффективна, а сейчас она стала не эффективна?

Объясняю. 500 лет назад было достаточно 1 года образования. В прошлом веке было достаточно 2–3 классов образования. В середине века у всех было среднее образование — и в мире, и в России. А в конце века стали говорить — обвал информации, все очень бурно развивается, и учиться надо всю жизнь. Теперь — XXI век. Этот тезис уже даже не произносится, потому что он стал общим местом. Учиться надо всю жизнь. С огромной скоростью изменяются знания. Даже в своей области мне приходится все время учиться. Информатика, компьютеры развиваются каждый год.

Как учиться всю жизнь? Не получится просто по книжкам. Вы пробовали учиться по книжкам?

— Это долго.

Это невозможно. Учитель нужен все равно. А почему он нужен. Нужен практикум. Беседа с учителем — это тот же практикум, семинар. Аттестацию, практикум книжка не дает, а учиться надо всю жизнь. Да еще и книжка с колоссальной скоростью меняется, потому что теоретическая база меняется. Все — полный развал образования. Спасти его только в тупую один способ — каждому нормальному человеку приставить по меньшей мере одного учителя, а лучше несколько, разных профилей. Это возможно? Нет.

Существующая классно-урочная система, при тех требованиях, которые выдвигает жизнь — «учиться всю жизнь», — не получается.

Мы говорили, что послевузовское образование как-то движется, потому что учителей-то нет, но есть начальник и конкретное дело — но это все равно не очень. Даже теоретическая информация передается с помощью компьютера, книжек таких даже нет. Потому что быстро меняется. Книжек таких даже нет. Потому что полиграфия намного более инерционна. Перпендикулярны требования жизни и существующая система образования.

Как можно эту проблему решить? Вторая революция в компьютере. Он то же самое делает, что и книга, но только он сектор самостоятельной работы не откроет, как она, а распространит на все зоны образования, включая информацию, практикум, аттестацию.

И тогда учителя останутся, в том количестве, что и сейчас, но только они уже не будут заниматься рассказыванием материала, чтением лекций, рассказыванием как сделать лабораторную работу, а совсем другим. Вместо чтения лекции я приду и задам вопросы. Короче и эффективнее. А аттестация — то, что не сможет компьютер, он доаттестует. И вот тогда мы спасем образование. Тогда, при существующем количестве учителей, резко расширив сектор самостоятельной учебной работы, мы спасем образование как отрасль. Можно будет учиться всю жизнь.

— А зачем, вот я вам задам такой вопрос — зачем вы занимаетесь спасением образования?

Ну, случайно так получилось, по должности. Вот именно я занимаюсь тем, что сегодня наиболее горячая точка в образовании. Недавно поняли. О том, что надо автоматизировать образование говорили 20 лет, и только сейчас государство стало вкладывать за это деньги.

— Ну не бывает же таких случайностей?

Бывает. Вот кино делали в начале прошлого века. Откуда взялись Довженко, Александров? Они что специально туда шли? Вот и все.

— Так сложилось.

Попали.

— В горячую точку.

Вы меня провоцируете — я тоже уверен в глубине души, что ничего случайного не бывает. Каждый человек получает ровно то, что зарабатывает.

— Да.

Но с философского точки зрения объяснить, выстроить в какую-ту цепочку — я это не могу. Объективно, откуда что следует…

— Но вы же сами эту горячую точку создали, и она настолько горячая, насколько вы смогли ее сделать горячей.

Э, нет, я ее не создавал. Я компьютеры не придумывал, и информатика — наука значительно более широкая, на порядки, чем та зона, которой я занимаюсь. Мультимедиа-технологии в России — да, основал я, это правда… Ну, не совсем случайно. Когда я к этому шел, исторически занимался вычислительной техникой, потом ректор этого института сказал: «занялся чем-то таким — все, это все для ученого…». Я стал директором вычислительного центра. Если верить в фатальность, тогда все в одну сторону смотрело, и я туда шел. На собственном примере трудно объяснить. Если вы клоните к тому, что это фатальная какая-то вещь…

— Нет, конечно, клоню к совершенно противоположному.

К чему?

— Зачем вообще повышать эффективность образования?

Иначе оно умрет.

— Почему Вы, лично Вы, считаете, что оно не должно умереть, что его нужно спасать. Это принятие на себя ответственности за такие глобальные вещи.

Давайте все проще. Я живу в деревне, тракторист. В деревне есть один источник водоснабжения — колодец. И вот он стал заиливаться. И воды нет. Вообще говоря, у всех, но и у меня в том числе. Если я пригнал свой трактор и стал из этого колодца ил доставать, я что — спасаю весь мир, что ли? Это вполне естественная вещь. Абсолютно. Здесь то же самое. Я чувствую, что… во-первых, это интересно. 25 лет занимаюсь этим делом, и только недавно 5 слов сформулировал: 5 новых педагогических инструментов и как их использовать. Я же не один такой. Люди, которые занимаются компьютерными технологиями в обучении — во всем мире есть и у нас полно. Они зачем этим занимаются? Целые армии. На какую конференцию не приедешь…

А на самом деле, наверно, чтобы все было понятно… Я когда еще был студентом, в стройотряды ездил, потом после аспирантуры, денег мало зарабатывал, и тогда я себе кредо сформулировал: мне всегда было интересно делать то, что никто до меня не делал. Вот мультимедиа технологий в России не было. Мне было это интересно делать.

Интерактивного телевещания не было. В 96-м году мы впервые на телевидении сделали то, что сейчас на каждом канале — звонки, всякие графики бегают и так далее. «Поле чудес» на телефоне. С Леонидом Якубовичем. Очень забавно.

Интересно делать то, что до тебя никто не делал. Вот только поэтому.


Ссылки по теме

Сайт Республиканского Мультимедиа Центра www.rnmc.ru
Сайт «Образовательные Электронные Издания» www.eir.ru



Беседовал:
Наталья Ананьева
Prezentation.Ru
е-мейл:
prezentation@nadprof.ru

     









Google
Поиск на сайте:



Copyright © 2004-2012
Prezentation.Ru
Мультимедиа. Интернет. Будущее


е-мейл:
news@prezentation.ru