Мультимедийные презентации

ИНТЕРЕСНО, СОВРЕМЕННО, ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНО

Новогодние мультимедийные открытки

Мультимедийное новогоднее поздравление 2013 для «Эрнст энд Янг» (разработчик: КСАН)  Мультимедийное новогоднее поздравление 2013 для «Эрнст энд Янг» (разработчик: КСАН)
Новогоднее интерактивное поздравление «Дед Мазай и зайцы» для газеты «Ведомости» (разработчик: КСАН)  Новогоднее интерактивное поздравление «Дед Мазай и зайцы» для газеты «Ведомости» (разработчик: КСАН)
Мультимедийное мультипликационное Новогоднее Поздравление 2012 для газеты Ведомости (разработчик: КСАН)  Мультимедийное мультипликационное Новогоднее Поздравление 2012 для газеты Ведомости (разработчик: КСАН)

Все новогодние мультимедийные открытки

Интерактивный маркетинг

Мобильное приложение с искусственным интеллектом «Училка Агнесса Ивановна» (разработчик: Next Step Entertainment)  Мобильное приложение с искусственным интеллектом «Училка Агнесса Ивановна» (разработчик: Next Step Entertainment)

Все примеры интерактивного маркетинга

Рассылка «Prezentation.Ru»

Что нового происходит в мире с развитием интернет, компьютеров и новых информационных технологий? Мультимедиа. Виртуальные миры. Интернет. Будущее.

Чтобы получать рассылку «Prezentation.Ru», введите адрес Вашей электронной почты и нажмите кнопку «ОК».

 через Subscribe.ru
 через Mail.ru

Новости

[20.01.14]
В новостной ленте Facebook появился блок трендов

За самолюбование в интернете начали штрафовать

Запущен «интернет для роботов»

[13.01.14]
"Умные города" смогут заработать $1,9 трлн

[24.11.13]
"Яндекс" научился пересылать деньги по электронной почте

Оксфордский словарь объявил «selfie» словом года

Интернет-магазин потребовал 3500 долларов за отказ удалить негативный отзыв

Microsoft создает технологию распознавания настроения пользователя

"Одноклассники" научились распознавать лица

Оплатить вуз теперь можно виртуальной валютой Биткоин

Видеоигры не оказывают вредного влияния на детей

Смартфоны научились передавать запахи

Сервис коротких видеороликов Vine получил поддержку русского языка

Более 30 тысяч человек воспользовались Wi-Fi в автобусах Москвы

Все новости

Статьи

[22.01.17]
Бум нейросетей: Кто делает нейронные сети, зачем они нужны и сколько денег могут приносить
Что из себя представляют нейронные сети, для чего они нужны, почему захватили планету именно сейчас, а не годами раньше или позже, сколько на них можно заработать и кто является основными игроками рынка.

[24.11.13]
Эксперты назвали профессии будущего
Самыми перспективными направлениями станут IT в медицине, создание «умных городов» и компьютерная лингвистика

Все статьи

Фестивали, конкурсы


Vimeo Festival Awards. Конкурс видео-роликов
Vimeo Festival Awards. Конкурс видео-роликов

YourFilm Festival — 2012. Кинофестиваль Видеопортала YouTube. Победители поедут в Венецию.
YourFilm Festival — 2012. Кинофестиваль Видеопортала YouTube. Победители поедут в Венецию.

Международная конференция #1 по социальным играм в Восточной Европе Sociality Rocks!
Международная конференция #1 по социальным играм в Восточной Европе Sociality Rocks!

Все конкурсы

Полезная реклама

На главную страницу  |  Прислать новость
Интерактивный маркетинг  |  Мультимедийные открытки  |  Виртуальные туры  | 

НОВОСТИ  |  Статьи  |  Интервью  |  РАССЫЛКА

Винт Серф: как сохранить Интернет

Версия для печати

[25.10.08]

Сегодня Винт Серф говорит о будущем Интернета, технологической политике и о конкурентоспособности с ведущим сотрудником интернет-издания CIOInsigh Эдвардом Коном. Вот отредактированная версия их разговора.

CIOInsight: Вы подчеркнули важность национальной технологической политики, но сами предпочитаете «распределенный» подход?

Винт Серф: Меня всегда беспокоит стремление централизовать всё на свете. Тактика Вашингтона проста: если есть проблема, то надо назначить «царя» и он будет отвечать за всё.

Это похоже на войну с наркотиками или с бедностью. Но такой подход практически никогда не работает, вы не получаете хороших решений.

Это связано с тем, что экономика — сильно распределенное явление, и вся наша правительственная структура тоже сильно распределена, поэтому то, к чему вы стремитесь, это — внедрение в распределенную структуру определенных позиций и принципов, которые будут влиять на решения людей, будь то СЕО компании или человек, определяющий политику где-нибудь в правительственной структуре, местном или федеральном органе.

Структура технического сообщества на разных уровнях правительства — вот что я ищу. Мы утратили такую возможность за последние восемь лет. Мне хотелось бы видеть восстановление советов, предоставляющих техническую информацию политическим лидерам.

Это крайне важно делать, причем не только на федеральном уровне, но и на уровне штатов, а может быть, и на более низком местном уровне.

Когда вы говорите о развитии инфраструктуры, широкополосном доступе в Интернет и других вещах такого рода, вам просто необходим человек, принимающий решения, который хорошо информирован по вопросам технологии и экономики.

Если вы хотите привлечь внимание официальных лиц к важности технологии при определении политики в национальном масштабе, вам потребуется человек на уровне члена кабинета министров.

Это можно сравнить это с моей позицией «евангелиста» в компании Google. В этом качестве я не принимаю решений, поскольку не считаю, что это правильно, но я могу лоббировать любое решение, когда люди готовы слушать меня.

Это подогревает их интерес к использованию ценных и распределенных ресурсов информации, которые кажутся мне наиболее значимыми.

Кандидат в президенты США Барак Обама говорил о том, что надо назначить директора по технологиям в масштабе страны. Вы это поддерживаете?

— Если бы существовала такая позиция — будь то CIO или СТО, как называет ее Обама в своих речах, — то тогда встал бы вопрос о том, что должен делать такой человек в кабинете министров?

Будет ли у него бюджет? Будет ли соз-дана какая-то организация для поддержки этой позиции и для решения определенных задач, а если да, то как всё это будет выглядеть?

Самое плохое — это занимать позицию, где вы вынуждены говорить только «нет», потому что, сказав «да», вы всё равно не сможете ни за что заплатить.

Это становится источником разочарования для целого ряда людей, работающих в частном секторе на постах СТО — директора по технологиям; если у них нет бюджета и сотрудников, то очень сложно сделать что-то.

Ваше идея добиться того, чтобы Сеть стала нейтральным переносчиком, пользуется популярностью, что определило вашу роль в истории Интернета. Что вы думаете по этому поводу?

— Это сложнее, чем кажется. Дебаты по этому поводу часто превращаются в навешивание ярлыков, что не приносит пользы в плане понимания сути проблемы.

Открытость для новых приложений, открытость для совместимых устройств — всё это очень важно для нас.

В компании Google мы считаем, что провайдеры доступа в Интернет не должны получать преимущества от того, что они имеют этот доступ, и мешать людям, предлагающим приложения, конкурирующие с теми, что предлагает данный провайдер.

Мы считаем, что это плохо с точки зрения пользователя, а также с точки зрения инноваций.

С другой стороны, оппоненты такого подхода утверждают, что сторонники нейтральности Сети говорят, что каждый бит должен трактоваться одинаково и что вы не можете брать большую плату за большую емкость и т. п., но это не тот случай.

Я согласен с тем, что вы должны управлять своей сетью и спрос может превышать предложение. В таком случае вы должны каким-то образом делить оставшуюся емкость честным путем.

Может быть, кто-то приобретет в Интернете большую емкость, чем есть у вас, и этот человек должен иметь больший доступ в Интернет, чем вы, даже в условиях дефицита канального ресурса, но на равноправной основе.

Вы били тревогу и по поводу другой проблемы: недоступность данных, хранящихся в нестандартных форматах, известных, как «bit rot». Что-нибудь здесь изменилось?

— «Bit rot» — это очень большая проблема. Она совершенно реальна для любой компании, которая планирует жить и работать долго. Мы обычно присутствуем при начале работы и потом бываем завалены новой информацией.

С течением времени мы должны сохранять доступ ко всей старой информации.

Я уже сталкивался с проблемами, когда фотографии в форматах TIFF или JPEG просто не открывались, когда я переходил с одного ПО на другое, не читаются порой и тексты электронных писем, а их вложения не открываются.

Такие вещи не только неприятны, они могут приносить и ощутимый вред.

Нам надо отступить на шаг назад и подумать о том, как бороться с этой тенденцией потери информации. Я подозреваю, что в этой проблеме есть и аспекты интеллектуальной собственности.

Что произойдет, если часть ПО больше не поддерживается, должны ли мы иметь доступ к ней? С какими правилами и на каких условиях?

Требуется ли, чтобы это ПО было доступно в виде кодов? Должны ли вы иметь к нему доступ в режиме онлайн где-то в Интернете, чтобы люди имели доступ к этой функциональности?

Я не думаю, что сейчас есть какие-то правила в этой области. Подозреваю, что нам следует спросить: что мы должны делать для того, чтобы гарантировать доступность важной для нас информации?

Историкам сегодня непросто, поскольку все больше и больше информации о нашем обществе появляется в Интернете. Мы начинаем терять нить того, что делают люди и что происходит на самом деле, поскольку мы больше не видим этого, не можем прочитать об этом.

Все биты информации на месте, но мы не знаем, как интерпретировать их. 

Если в новой администрации будет главный директор по технологиям, то это одна из областей, над которой имеет смысл серьезно подумать, поскольку она может привести к серьезным потерям.

За чем еще должны следить руководители ИТ-департамента?

— Одна из наиболее важных вещей, о которой CIO должен спрашивать себя, такова: готовы ли мы к протоколу IP версии 6 (IPv6)? И если нет, то почему, и что можно сделать для того, чтобы справиться с этим?

Причина, которая так важна, состоит в том, что Интернет не может продолжать эффективно расти без нового адресного пространства.

Делаются попытки по внедрению его, но крайне важно, чтобы наш бизнес- и частный сектор были готовы для работы как с протоколом IPv6, так и с IPv4.

Поставщики интернет-услуг должны начинать предоставлять та-кую услугу. Совсем немногие хотят заниматься этим, поскольку, по их мнению, пока для этого просто нет рынка.

Надо понять, что мы собираемся выходить из адресного пространства IPv4 около 2011 г, и осталось совсем немного времени для того, что-бы подготовить полноценную систему, работающую на IPv6, способную конкурировать с системами IPv4.

Пожалуйста, уделите этому серьезное внимание!

Мы говорили прежде о колоссальных запросах, которые Интернет готов выдвинуть к объему трафика, особенно к видеотрафику. Не кажется ли вам, что эти запросы затеняют реальные проблемы, существующие на периметре Сети, на так называемой «последней миле»?

— Есть огромная емкость, во всяком случае — потенциальная, в ядре Интернета. Проблема — его периферия, а часть причины в том, что есть слишком мало конкурентов, предоставляющих услуги.

В США идея о том, что Интернет задыхается на периферии, может быть обоснована. Наши возможности гораздо меньше, чем те, что есть у других стран и у других интернет-провайдеров.

Все это приводит к большим вопросам. Какой тип сетевого окружения, какой тип информационного окружения мы предоставляем населению и бизнесу в США?

Если ответом будет более слабое и менее эффективное предложение, чем в других странах мира, не снизит ли это нашу конкурентоспособность?

Меня беспокоит то, что мы не показываем такой уровень емкости и экономики, как в других местах.

При этом мы должны бороться с таким аргументом: я могу предоставить такой уровень емкости и возможностей только в том случае, если вы перестанете требовать от меня ответственности за честность ведения бизнеса или ответственности за открытость.

Это очень распространенный аргумент, который многие из наших провайдеров широкополосного доступа делали за последнее десятилетие. Последствия этого состоят в том, что у нас нет эффективных широкополосных услуг.

Я больше не верю, что конкуренция может стать решением проблемы. Это был очень популярный аргумент в Федеральной комиссии по связи США (FCC) определенное время: если они ослабят регулирующие структуры, многие люди займутся широкополосными услугами.

Поэтому нам нужны другие типы механизмов для поддержки честного доступа к этим ресурсам, особенно для провайдеров, работающих с добавлением реальной ценности (value-added providers).

Нам надо больше думать об обеспечении инфраструктуры Интернета, может быть, даже пойти так да-леко, чтобы пересмотреть решения, которые разделяют основной и расширенный доступ, и общие требования к людям, предоставляющим основные услуги.

Если наша цель — широкое распространение широкополосного доступа к интернет-услугам, то пришло время отступить назад и задать себе вопрос: как этого достигнуть? Поскольку нет уверенности в том, что мы движемся по эффективному пути.

Вы ведь помогали запустить Интернет для Everyone group, цель которой состоит в том, чтобы закрыть «цифровой разрыв»?

— Если у вас есть доступ к информации, это может сделать вас гораздо более конкурентным; даже с национальной точки зрения очень важно иметь хорошо информированное население.

Пока весь мир не является столь же могущественным, как мы, нет рынка для вещей, которые мы можем делать в режиме онлайн. Поэтому мы заботимся об устранении «цифрового разрыва» по сугубо эгоистичной причине — чтобы добиться большей экономической выгоды.

Естественно, мы надеемся, что это увеличит экономическую выгоду и для кого-то еще.

Но я верю в то, что сотрудничество и обмен информацией — это самый мощный инструмент в наших руках. Поэтому, когда люди говорят о конкурентоспособности, я немного опасаюсь, поскольку часть ценности Интернета — это его открытость и возможность обмениваться информацией.

Должно ли правительство играть какую-то роль в по-строении нашей инфраструктуры или будет лучше оставить частный сектор в одиночестве?

— Иногда надо предпринять шаги, чтобы проиллюстрировать сущ-ствование рынка и мотивировать бизнес-сектор. В конце 80-х годов я попросил у Федерального сетевого совета разрешения внедрить коммерческую систему электронной почты в Интернете.

Моей мотивацией было — дать возможность коммерческому трафику путешествовать по сетям, спонсируемым государством, чтобы продемонстрировать бизнес-сектору, что есть рынок, в который имеет смысл инвестировать.

Преодоление этого барьера создает возможность для коммерческих интернет-услуг без построения собственных магистральных сетей.

После того, как этот рынок был продемонстрирован, прошло не так много времени, и правительство сказало: «Ребята, нам больше не нужна наша система магистральной связи, спонсируемая правительством, поскольку каждый может приобрести коммерческие сервисы».

После выпуска компанией Google операционной системы Android, которая может стать конкурентом iPhone, я вспомнил мысли Джонатан Цитрейна о «генерирующих» технологиях — открытых платформах, которые позволяют людям делать инновации и развиваться — против закрытых или жестко контролируемых платформ, как у iPhone. Какой у вас телефон и что он может сказать о вас?

— Я использую RIM Blackberry. Собираюсь приобрести iPhone или что-то вроде этого. Мне очень понравился бы телефон с операционной системой Android из-за открытости его дизайна. Это естественное развитие гибкости мобильной платформы, которая очень важна.

Человек вполне может понять те решения, что принимали руководители компании Apple, создавая iPhone. Закрытое устройство имеет то преимущество, что пользователи не могут внести в него изменения, способные нарушить работу устройства.

Другая точка зрения состоит в том, что почти от каждой информационной технологии, которую я могу себе представить и которая становится полезной и конкурентоспособной, пользователи начинают требовать взаимной совместимости с ранее внедренными решениями.

В случае с Интернетом оказалось, что протокол ТСР/IP был востребован покупателями нового оборудования, поскольку они не оказывались заблокированными в сфере какого-то конкретного производителя.

Поэтому стандартизация имеет удивительное преимущество взаимосовместимости, она так-же создает платформу, поверх которой могут создаваться новые инновации.

Но есть некоторое трение между индивидуальностью и взаимосовместимостью, которое повторяется снова и снова, сколько бы времени ни прошло.

Как будет выглядеть Интернет и сообщество вокруг него через 20 или 50 лет?

— Заглядывая в будущее, мы можем сказать несколько вещей. Тогда будет гораздо больше соединений. Вне зависимости от того, где вы находитесь, у вас будет доступ к online.

Это оказывается очень важным, поскольку «облачные» вычисления возможны только в том случае, если вы имеет доступ к ним, где они вам ни понадобились, и в том объеме, который вам нужен.

Я считаю, что будет очень много приложений для «облачных» вычислений и будут все более доступны.

Еще одна перемена, в которой я уверен, состоит в изменении способа нашего общения с онлайн-системами и даже с обычными ПК в эти самые 20–50 лет.

Сегодня это клавиатуры и компьютерные мыши, но я ожидаю, что обычными станут речевые взаимодействия и общение жестами.

Мой компьютер будет всегда знать, где я нахожусь и как со мной связаться. А мои вопросы к нему могут быть совершенно прозаическими: «Слушай, где здесь ближайший ресторан?».

Я ожидаю увидеть множество гораздо более интересных взаимодействий, включая и возможность тактильных взаимодействий — путем прикосновений.

Это будут не обязательно сенсорные экраны, а возможность удаленно взаимодействовать с вещами. Маленькие роботы, к примеру, которые удаленно действуют по вашему указанию, дают вам возможность удаленного присутствия.

Это будет гораздо более мощное действие, чем современное «телеприсутствие», к которому мы уже привыкли сегодня.

Беседовал:
Эдвард Кон
PC Week

     









Google
Поиск на сайте:



Copyright © 2004-2012
Prezentation.Ru
Мультимедиа. Интернет. Будущее


е-мейл:
news@prezentation.ru