Мультимедийные презентации

ИНТЕРЕСНО, СОВРЕМЕННО, ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНО

Новогодние мультимедийные открытки

Мультимедийное новогоднее поздравление 2013 для «Эрнст энд Янг» (разработчик: КСАН)  Мультимедийное новогоднее поздравление 2013 для «Эрнст энд Янг» (разработчик: КСАН)
Новогоднее интерактивное поздравление «Дед Мазай и зайцы» для газеты «Ведомости» (разработчик: КСАН)  Новогоднее интерактивное поздравление «Дед Мазай и зайцы» для газеты «Ведомости» (разработчик: КСАН)
Мультимедийное мультипликационное Новогоднее Поздравление 2012 для газеты Ведомости (разработчик: КСАН)  Мультимедийное мультипликационное Новогоднее Поздравление 2012 для газеты Ведомости (разработчик: КСАН)

Все новогодние мультимедийные открытки

Интерактивный маркетинг

Мобильное приложение с искусственным интеллектом «Училка Агнесса Ивановна» (разработчик: Next Step Entertainment)  Мобильное приложение с искусственным интеллектом «Училка Агнесса Ивановна» (разработчик: Next Step Entertainment)

Все примеры интерактивного маркетинга

Рассылка «Prezentation.Ru»

Что нового происходит в мире с развитием интернет, компьютеров и новых информационных технологий? Мультимедиа. Виртуальные миры. Интернет. Будущее.

Чтобы получать рассылку «Prezentation.Ru», введите адрес Вашей электронной почты и нажмите кнопку «ОК».

 через Subscribe.ru
 через Mail.ru

Новости

[20.01.14]
В новостной ленте Facebook появился блок трендов

За самолюбование в интернете начали штрафовать

Запущен «интернет для роботов»

[13.01.14]
"Умные города" смогут заработать $1,9 трлн

[24.11.13]
"Яндекс" научился пересылать деньги по электронной почте

Оксфордский словарь объявил «selfie» словом года

Интернет-магазин потребовал 3500 долларов за отказ удалить негативный отзыв

Microsoft создает технологию распознавания настроения пользователя

"Одноклассники" научились распознавать лица

Оплатить вуз теперь можно виртуальной валютой Биткоин

Видеоигры не оказывают вредного влияния на детей

Смартфоны научились передавать запахи

Сервис коротких видеороликов Vine получил поддержку русского языка

Более 30 тысяч человек воспользовались Wi-Fi в автобусах Москвы

Все новости

Статьи

[22.01.17]
Бум нейросетей: Кто делает нейронные сети, зачем они нужны и сколько денег могут приносить
Что из себя представляют нейронные сети, для чего они нужны, почему захватили планету именно сейчас, а не годами раньше или позже, сколько на них можно заработать и кто является основными игроками рынка.

[24.11.13]
Эксперты назвали профессии будущего
Самыми перспективными направлениями станут IT в медицине, создание «умных городов» и компьютерная лингвистика

Все статьи

Фестивали, конкурсы


Vimeo Festival Awards. Конкурс видео-роликов
Vimeo Festival Awards. Конкурс видео-роликов

YourFilm Festival — 2012. Кинофестиваль Видеопортала YouTube. Победители поедут в Венецию.
YourFilm Festival — 2012. Кинофестиваль Видеопортала YouTube. Победители поедут в Венецию.

Международная конференция #1 по социальным играм в Восточной Европе Sociality Rocks!
Международная конференция #1 по социальным играм в Восточной Европе Sociality Rocks!

Все конкурсы

Полезная реклама

На главную страницу  |  Прислать новость
Интерактивный маркетинг  |  Мультимедийные открытки  |  Виртуальные туры  | 

НОВОСТИ  |  Статьи  |  Интервью  |  РАССЫЛКА

Носик и Ревазов рассказали про монетизацию Рунета

Версия для печати

[09.12.06]

"Вебпланета" предлагает вашему вниманию транскрипт передачи РБК-ТВ «В фокусе» с участием Антона Носика и Арсена Ревазова. Вы можете скачать как первую (23 Мб, WMV), так и вторую (41 Мб, тоже WMV) часть записи телеэфира.

Вводка: Начиная с 2002 года эксперты начали оценивать интернет-рекламу как самостоятельное направление. Этот сегмент рос в России значительно быстрее рынка рекламы в целом, отражая взрывной рост аудитории Рунета. В 2003 году рынок вырос на 64 процента, в 2004 на 94, 2005 — 71, прогнозы о снижении темпа роста хотя и обосновываются, но не сбываются.

Примерно половина объема рынка — контекстная реклама, изменилась и структура рекламодателей, если раньше это были, в основном высокотехнологичные бренды, то сейчас в Интернете рекламируются более широкие категории — автомобили, услуги связи, финансовые услуги. Все это говорит о том, что интернет-пространство становится для аудитории таким же привычным как телевидение, радио и печатные СМИ.

Игорь Виттель: Ну что ж, до зимы не все, но дожили, до студии тоже сегодня не все, но доехали, в гостях у нас сегодня руководитель службы блогов компании «Суп», Антон Носик и я, Игорь Виттель, остальные гости по ходу, возможно, появятся. Здравствуйте, Антон.

Антон Носик: Добрый день

В: Говорить сегодня будем, как уже понятно, и об интернет-рекламе в общем, о судьбах Рунета и блогосферы, давайте кратко уже подведем итоги, что вообще за этот год случилось в Рунете и как это отразится на всех нас?

Н: Началась скучная жизнь. Она началась примерно года полтора тому назад, после всех нелегитимных ожиданий, раздутых пузырей, скандалов, драм, схлопывания и открывания десятков новых проектов, связанных просто с тем, что люди не очень себе представляли, какой отдачи от Интернета ждать.

В: А сейчас представляют?

Н: Выстроилась определенная прямая, прогнозируемая, скучная, основанная на том, что мы полностью с вами отчетливо представляем то, какие бренды сколько в этом году дадут, и начался вот тот рост, о котором во вводке говорили. Сначала 60 процентов, в следующем году 90 процентов, в следующем — 71 процент… И все понимают, что все вот эти цифры роста они основаны на отчетах компаний публичных или около того, вроде «Яндекса», который не является публичным, но тем не менее каждый год публикует отчеты о том, сколько денег он заработал. А при этом еще существует огромный сектор, который ничуть не меньше того, публичного и видимого, который тоже зарабатывает деньги на интернете, но просто их не имеет привычки показывать.

В: Например?

Н: Мы же в России живем, так?

В: Да. Но при этом возникает ситуация, когда интернет-аудиторию если и меряют, то как-то очень непонятно, из-за этого тоже возникают скандалы.

Н: Ну скандалы это некоторое торможение, потому что очевидно, что если бы мы все скинулись и заплатили Гэллапу тогда, когда он нам предлагал заплатить, в 99-м году, то у нас тогда были бы данные Гэллаповские, то есть санкционированные, с 99-го года и по сегодня. Тогда у нас не было денег которые они просили, в 99-м году, денег, заметим, смешных, поэтому гэллаповская медиаметрия, типа панель, которая также приемлема для традиционного рекламодателя как и на телевидении вступает в действие с октября сего года. Она анонсирована ровно месяц и пять дней назад, двадцать шестого октября, Гэллап представил, что он теперь свою точку вставляет в код страниц крупнейших сайтов и теперь данные Гэллапа по Рунету просят рассматривать с той же серьезностью, с которой рассматриваются данные Гэллапа по телевидению.

В: И насколько вы считаете данным Гэллапа можно доверять?

Н: Не имеет значения, потому что они используются при медиапланировании, это инструмент. Знаете, когда врач глюкозу в крови меряет ему выдают цифру, пять и пять. Что пять и пять? Он может и не знает. Он просто знает, что граница нормы — от четырех до восьми. Если 12 — значит сильно выше. Если три — значит сильно ниже.

В: То есть неважно, насколько данные Гэллапа соответствуют?

Н: Размерность — это вопрос спорный, потому что нет такой цифры в интернет-статистике, которую я не смог бы вам доказательно оспорить, что на самом деле не то учитывается, что на самом деле есть. Когда пользователей называют «хосты», это, я вам могу сказать, что на одном хосте может быть много людей, когда пользователями называют «куки», то есть уникальные идентификаторы, я вам могу сказать, что у одного человека может быть пять

В: То есть нет такой цифры в статистике?

Н: Нет такой цифры в статистике. А уж особенно, когда они проводят телефонный опрос.

В: Антон Борисович, я тогда позволю себе, как раньше была сицилианская защита, а в староиндийской сейчас новый термин, дебют Арутюнян-Альбац такой, введенный с недавних пор, когда приглашают играть одну тему, но резко переходят на другую. И вы, надеюсь, на меня не обидитесь, если я перейду на другую тему, потому что она как раз к статистике имеет отношение. Когда компания «Суп» приобрела кириллический сегмент, как это называется, вы говорили о 600 тысячах…

Н: Зарегистрированных авторов. Эта цифра так же описывает аудиторию «Лайвджорнала», как тот факт, что в издательском доме «Коммерсант» трудится тысяча журналистов. Или там в «Росбизнесконсалтинге», я думаю, сколько — две с половиной тысячи

В: Чуть меньше

Н: Ну две тысячи. Вот эти две тысячи сотрудников в «Росбизнесконсалтинге»…

В: Дело в том что мы не продаем своих сотрудников как некую целевую аудиторию.

(говорят одновременно, перебивая друг друга)

Н: Ну так и «Лайвджорнэл» тоже не продает.

В: Ну как же.

Н: Ну так. Авторы — это все не равно аудитории.

В: Ну это все равно что сотовые операторы объявляют о проникновении аудитории больше ста процентов…

Н: Отнюдь! Отнюдь! Зарегистрированные пользователи «Лайвджорнала», это люди, которые зарегистрировались чтобы писать

В: Рекламодателю важна ведь аудитория…

Н: Рекламодателю, когда он размещает рекламу в газете, неважно сколько народа в этой газете пишут. Ему важно, сколько народа эту газету читает. А эта цифра не связана напрямую с тем, сколько в газете авторов. Так вот, в «Лайвджорнэле» 400 тысяч авторов,

В: Они же не потребители рекламы, это я вам могу сказать и как писатель, и как читатель

Н: Кто вам сказал такую глупость! У «Лайвджорнэла» за месяц десять миллионов уникальных российских IP. В среднем, на одного русскоязычного пишущего автора приходится 25 читателей, а если учитывать что есть авторы, которых читают их мама, папа, бабушка и одноклассник, и их огромное количество, то в первом вагоне, где примерно тысяча авторов…

В: Раз уж мы заговорили, раскройте ту самую идею монетизации интернет-трафика, о которой шла речь, потому что пока внятно со стороны «Супа» не раздалось этого, мы же сейчас не просто говорим о «Живом журнале», мы говорим о некоей новой, ну не очень новой как бы, интернет-модели, которая появилась и на которой собираются зарабатывать, в том числе и рекламными способами, насколько я понимаю, пока внятно от вас не было никаких комментариев на тему того, как вы будете зарабатывать, и как это все будет происходить. Вообще, бизнес-модель?

Н: Бизнес-модель эта, как и всякая работающая бизнес-модель, характеризуется тем, что одной фразой описана быть не может. Существует примерно пятьдесят способов зарабатывать на блогах…

В: Способы относительно честных способов отъема денег?

Н: Абсолютно! Да. Начиная, естественно, с рекламы контекстной, рекламы медийной, с продвижением, методами которые можно определить как PR, но дальше мы идем, и выясняется что есть еще некоторые комиссионные заработки.

В: Например?

Н: Партнерство. Например, мы вступаем в партнерство с книжным магазином, сетью клубов, ресторанов…

В: То, как работают партнерские заработки в Рунете я знаю, меня интересует как это будет происходить посредством «Лайвджорнэла».

Н: Посредством «Лайвджорнэла»? Это идеальный кандидат для партнерства абсолютно с любым книжным магазином, турагентством и кем угодно, у кого большая доля пользователей Интернета среди потребителей. На комиссионных основах. Просто это надо прописывать. Дальше идет мерчендайзинг, дальше идет лицензирование. Лицензирование для «Лайвджорнэла»…

В: Мерчендайзинг — это вы собираетесь выпускать шапочки с надписью «Аццкий Сотона» или что?

Н: Что значит, мы собираемся? «Лайвджорнэл» большой, американский давным-давно выпускает…

В: Но в Рунете это, по-моему, не популярно, в кириллическом сегменте, простите.

Н: Проблема не с кириллическим сегментом. Проблема со службой доставки и приемом платежей. Если нам с доставкой поможет, например, холдинг e-House, а с переводом платежей, помогут, например, «Яндекс.Деньги», то существующая бизнес модель Cafepress вот она уже. Смысл Cafepress не в том, что мы рисуем на каждой чашке по козлу лайвджорнэловскому или по карандашику, пользователи создают свой креатив, они его создают у себя в Photoshop, а дальше любой желающий может сделать из этого майку…

В: То есть, модель американского Cafepress.

Н: В чистом виде.

В: Хорошо, отойдем на секундочку в сторону, хотя это тоже частично касается «Лайвджорнэла» как такового… Последние сделки в Рунете, покупка «Рамблера», и еще несколько сделок, которые прошли в последнее время, потому что если говорить о «Рамблере», то все говорят что мультипликаторы там были достаточно серьезные заложены в сумму покупки.

Н: А почему нет?

В: На что тогда рассчитывают? Интернет-пузырь?

Н: Нет, зачем. Это как вот была у нас такая замечательная компания, которая называлась «Голден Телеком». Которая…

В: Она и сейчас существует.

Н: Ну да, но в те времена, когда все занимались вложениями в пузырь, в 2000-м году, «Голден Телеком» поставил абсолютный рекорд в Рунете по количеству денег заплаченных за воздух…

В: Если мне не изменяет память, за 25 млн. они купили «Апорт».

Н: За 28 они купили «Апорт», при том что официальная сумма покупки «Рамблера» в те же месяцы была 2 миллиона, то есть они купили «Апорт», как будто он в 24 раза дороже «Рамблера» (оговорка? — «Вебпланета»), за еще 8 миллионов они купили «Инфоарт», а на следующий год они просто оба эти ресурса аннулировали и списали в отчетность и убытки. Но! Анекдот-то в чем. Анекдот состоит в том, что они были из всех вложившихся в пузырь, ну, не считая «Рунет холдинг», купивший «Яндекс», голдены были единственные кто заработал. Несмотря на то, что они попалили самое большое количество денег, в самый короткий промежуток времени, они палили его с видами на тикер-символ GLDN на NASDAQ. И этот тикер-символ сработал им все те плюс 300 миллионов капитализации, ради которых вся эта сделка и делалась.

В: Ради чего делается сделка сейчас? Пользователи видят исключительно политическую подоплеку.

Н: Ну как, в «Проф-Медиа» уже сегодня заявлено, что это самый крупный медиахолдинг в Восточной Европе. «Проф-Медиа» уже накачала себе такую мышцу…

В: Мы сейчас говорим только об интернет-составляющей.

Н: Сделка «Проф-Медиа» с «Рамблером» это classic. Классическое приобретение актива для диверсификации холдинга, повышающее общую капитализацию холдинга, который многомиллиардный и в котором эта сделка малозаметна. Другой вопрос: конечно, «Рамблер» можно развивать. Конечно, из «Рамблера» можно сделать, ну не конкурента «Яндексу», поезд ушел, но конфетку можно сделать. Для этого нуж…

В: То есть вы считаете, что поисковую модель «Рамблер» исчерпал, то есть «Яндекс» уже не догнать?

Н: Да дело совершенно не в поисковой модели, дело в том, что к «Рамблеру» пристегнуто чудовищное, на уродливых основаниях построенное, рекламное агентство Index 20, которое полностью вообще тормозит любое участие «Рамблера» в бизнесе холдинга.

В: Не надо забывать, что к созданию холдинга руку тоже вы приложили

Н: Ничего подобного.

В: Как это ничего подобного?

Н: Я работал в Рамблере менеджером, проблема заключалась в том…

В: Вице-президентом, если я не путаю

Н: Менеджером, наемным менеджером, проблема…

В: Вице-президентом?

Н: Нет. Президентом и генеральным директором. Проблема заключалась в том, что в «Рамблере», к сожалению…

В: Антон Борисович, мы на выпуск новостей прервемся, если вы не против.

***** Прервались *****

В: Продолжим нашу беседу, итак, мы остановились на «Рамблере».

Н: Да… Так вот, проблема этой компании, из-за которой она навсегда отстала от «Яндекса», заключалась в том, что решения в этой компании, никакие вообще, ни коммерческие, ни по стратегии, ни по развитию, ни даже по технологиям, серверам и программно-аппаратному комплексу, никогда не принимали наемные менеджеры, нанятые за то, что они компетентны, лучшие на рынке в решении этих вопросов. Начиная с покупки «Рамблера» в декабре 99-го года, все решения принимали акционеры, которые, по своему происхождению, как правило, были биржевые спекулянты, ничего в этом бизнесе не понимали, играли в основнм их амбиции, их стремление померяться с кем-то причинными местами, их желание уважать себя заставить и так далее. Поэтому «Рамблер», начиная со своей покупки, долгие годы был рыбой гнившей с головы.

Если «Проф-Медиа» сегодня, пойдя в «Рамблер» поменяет эту ситуацию так, чтобы менеджеры, привлеченные туда за свою компетентность и профессионализм начали бы решать вопросы в сфере своей компетенции, а акционерам, тем которые сохранили пока что довольно крупный пакет, просто будут вставлены кляпы и они будут отправлены куда-нибудь на Багамы, или, по крайней мере, будут заняты так, чтобы никто из директората «Рамблера» не принимал от них команды и прямых указаний, тогда «Рамблер» мог бы серьезно развиваться и использовать свой огромный потенциал. На сегодняшний день мы видим, что он отстает не только от «Яндекса», но и, не побоюсь этого слова, от «Росбизнесконсалтинга» по…

В: А вы не бойтесь этого слова.

Н: Я не боюсь этого слова. По уровню своих рекламных доходов. Будет ли «Проф-Медиа» что-то менять? Ну, вот в других случаях, когда «Проф-Медиа» приходила в непрофильную для нее сферу, никаких революций это за собой не несло.

В: Антон, мне кажется, что, во-первых, немного… Я в принципе с вами согласен, но может здесь немного говорит и личная обида.

Н: Я…

А: Вам, как урологу по образованию виднее, как меряться причинными местами, но тут интересен другой вопрос. Насколько вообще бизнес-модель «Рамблера», если сейчас закрыть глаза на акционеров, допустим, что дали возможность наемным менеджерам, которые понимают, что они делают, действовать, насколько эта модель жизнеспособна?

Н: Смотрите, у «Рамблера» есть определенного размера аудитория, миллионов 17 всего, 14 российских. 14 миллионов российской аудитории, посчитайте сколько это вообще по GRP. Это в общем столько, сколько у всех печатных российских газет вместе взятых. И, при использовании головы, и неиспользовании агентства Index 20, да, можно было бы продать эти 14 миллионов человек по GRP и иметь доходы такие, какие имеет сравнимое количество печатных изданий. Или эфирных СМИ. Но для этого нужна определенная корректировка сознания. Нужно повернуться лицом к тому рынку, на котором «Рамблеру» надо работать, и, назовем вещи своими именами, на котором он является рекламоносителем. Также, как и его конкуренты.

В: На ваш взгляд, где сейчас лежат наиболее интересные бизнес-идеи в Рунете? Где больше всего лежит денег, помимо того рекламного рынка, о котором мы собирались говорить?

Н: Есть два больших слона которых все видят: контекстная реклама и медийная реклама. То есть: медийная реклама — когда большие бренды размещаются задорого и покрывают много миллионов людей, и контекстная реклама — это когда десятки, сотни, тысячи мелких российских бизнесов, у которых нет денег на пафос, они выкупают ключевые слова. Они покупают вливание только той аудитории, которая интересуется их товарами и услугами.

В: Угу, я в курсе, что такое контекстная реклама. Я имею в виду, куда именно…

Н: Вот эти два слона, которые, как бы, кто кого сборет (показывает борьбу слонов руками). В случае с «Яндексом», насколько я помню, от контекста идет 60 процентов рекламы. В Рунете наоборот — 40 на контекст, медийная — 60. Есть еще один рынок, который давно может посоперничать с поисковым по объемам доходов, давно это пять лет уже, это рынок поисковой оптимизации. Потому что помимо того, чтобы эти слова покупать, нужно еще находиться надлежащим образом по поисковым запросам. Потому что, например, если брать новостные сайты, то у некоторых из них 35 процентов аудитории, трафика, приходит с ресурса, который называется «Яндекс.Новости». Это значит, что 35 процентов маркетингового усилия, это то, что они получают бесплатно, но чтобы это все иметь, сынок, надо работать, работать и работать, над именно поисковой оптимизацией. Надо делать так, чтобы самые крупные трафикогенераторы мирового интернета, как-то Google, Google из Америки, «Яндекс», «Рамблер» и «Мейл.ру» из России тебя находили первым. Или тебя находили быстрее, чем они находят твоих конкурентов. Это рынок услуг, в общем-то, строго говоря, консалтинга. Ну еще бы мне кто-нибудь, конечно бы, заметил, что есть рынок спама, но в этом, я пожалуй, сильно бы усомнился, потому что это мелкое партизанское вредительство, хотя и крупномасштабное по размерам вреда, но тем не менее оценивать это как рынок, эту или порнушную…

В: Как вы оцениваете приход Google на российский рынок?

Н: Очень просто оцениваю. Приход Google это некая пугалка такая, у которой с 2001 года, раз в год наступает какое-нибудь осеннее обострение и появляются статьи "(Дует со звуком «УУУУ») Щаз придет Google! Щаз Google придет!". Google действительно пришел. Его годзиллина поступь была слышна (стучит кулаком по столу, изображая Годзиллу), она приближалась к нашим дверям, она услышалась у наших дверей, она стала удаляться, удаляться и Google пришел в Китай (перестает стучать по столу намного правее чем начал). Он прошел через Россию и ее не заметил. То что он две комнатки в Смоленском пассаже снимает под нами, это не называется «пришел».

В: Может у него нет такого масштаба денег, чтобы снимать? Где там Google до «Супа»?

Н: Дело, наверное, не в этом, их шанхайский офис больше наверное раз в десять…

В: Вы, случаем, китайский сегмент ЖЖ не собираетесь купить?

Н: Мы мечтаем об этом, но в Китае запрещен ЖЖ.

В: Понятно. Кстати, к вопросу о менеджерах и Google — насколько я понимаю, не самым удачным решением было назначение главой Google Russia Владимира Долгова, который не очень себя хорошо показал в Озоне еще?

Н: Начать с того, что я не знаком с Долговым. Продолжить тем, что я не знаком с теми мотивами, которыми руководствовалось калифорнийское руководство, назначая Долгова на эту должность.

В: Но ведь видно, что Google прошел тише по России?

Н: Может быть, чтоб послать такой сигнал рынку, кроме того, там есть еще молодой человек по фамилии Бурков, второй номер, из Калифорнии, злые языки утверждают, что он принимает гораздо больше решений.

В: Так что с Google? Вы считаете что он никакой роли на российском рынке не сыграл и не сыграет?

Н: Ну в каком смысле? У Google есть объем русского поискового трафика. Ну это процентов может 16, может 20, при том, что примерно такой же он был, когда Google стартовал в 99-м, то есть доля его не растет на русском рынке. Этот объем, он очень большой. Речь идет о миллионах поисковых запросов Google ежедневно. Эти поисковые запросы, разумеется, являются объектом купли-продажи. Разумеется, если вы введете русское поисковое слово сколько-нибудь связанное с коммерческими интересами, в Google, то вы получите гугловскую контекстную рекламу, на русском языке. Которая вам рекламирует что-то примерно то же самое, что рекламируется в «Яндекс.Директе». Но, если говорить о масштабах бедствия, говорить о процентах рынка гугловского контекста, Google AdSense и Google AdWords, то это, по сравнению с «Бегуном», за которым стоят «Рамблер» и «Финам» и по сравнению с «Яндекс.Директом», за которым стоит «Яндекс», это детские слезы. Или, как говорил один мой бывший начальник, узоры на говне.

В: Э… Онлайн-СМИ. Судьба. Что дальше-то будет?

Н: Онлайн-СМИ имеют свою аудиторию…

В: Какую?

Н: …она достаточно велика…

В: Кто ее меряет?

Н: Все публикуют статистику, которая более или менее доступна… все оценивают. Но мы можем говорить о том, что среднее онлайн-СМИ из первой пятерки имеет порядка 2–2,5 миллионов читателей. Что абсолютно недостижимая планка для любой бумажной газеты, особенно, если она не порнографического характера. То есть, мы говорим о том, что практически те люди, которые двадцать лет назад читали бы газеты, и десять лет назад читали бы газеты, для того, для чего вообще люди читают газеты, то есть не для того, чтобы про Киркорова с Пугачевой узнать, для этого телевидение есть, а для того, чтобы узнать курс валют, последние решения правительства и какие-то события в обществе. Всю эту аудиторию, всю ее молодую часть выжрал Интернет без остатка и с потрохами.

В: А задел роста-то есть? Вопрос роста интересует, за счет чего будет реклама-то расти? Вон, в будущем году опять обещают чуть ли не удвоение.

Н: А есть запас инерции понимания. Есть огромное количество менеджеров, которые привычно носят чемоданами деньги в бумажные издания и…

В: Не воспринимают пока Интернет как рекламоноситель?

Н: Да. Примерно это процентов сорок крупных игроков на рекламном рынке, а под ними есть менеджеры пониже, которые давным-давно все подсчитали, и понимают, что в тот момент, как некоторые бюджеты будут завернуты из бумажных СМИ в интернетовские, эффективность этих рекламных размещений вырастет в от пяти до пяти тысяч раз, в зависимости от степени пафосности этих размещений, и, разумеется, менеджерам рано или поздно захочется повысить показатели своего перформанса, хотя бы ради бонусов. И поэтому, здравый смысл свидетельствует о том, что перенос в Интернет будет. Причем заметим: кто, активней всего осваивал рынок интернет-рекламы в 96–97 году, когда, разумеется, даже для менеджера какой-нибудь там средней руки Интернет это было мелко, не говоря уже там о Procter&Gamble и прочем Unilever?

Осваивали туристические агентства. Почему туристические? Потому что турагентство, это три человека, которые считают свои деньги, у них нет этой всей пирамиды менеджеров завязанных с откатами, согласованиями со своим региональным менеджером в Лондоне и центральной штаб-квартирой в Нью-Йорке или в долине Силиконовой. Они считают свои деньги. Они пришли в Интернет и бились за места в рейтинге «Рамблера». Когда я пришел и стал президентом «Рамблера» и обнаружил что на повышение своего места в рейтинге «Рамблера», только в одной категории «Путешествия» ежемесячно тратится 9000 долларов США разными мелкими компаниями, о которых я никогда в жизни не слышал. И эти 9000 долларов США они превышали стоимость баннера на входной странице «Рамблера» за тот же месяц. То есть речь шла о том, что в определенных секторах, которые приносят реальную аудиторию, которые реально перспективно и осмысленно полезны, шла уже такая битва с такими деньгами, которых, естественно, в том месте где мы ждали что Л’Этуаль будет драться с Л’Ореалем…

В: То есть товары повседневного спроса не пришли пока?

Н: Товары повседневного спроса приходят медленнее, и вот как раз они правильно делают, что приходят медленнее, потому что Интернет это не то место, где люди принимают решение, какой им купить маргарин, потому что он дешевле. Интернет, это все-таки то место, где люди принимают решение в каком салоне Volvo покупать, если брать типологию, я думаю, что больше 80 процентов авиабилетов, которые продаются в городе Москве, продаются на основании сравнения цен в Интернете. Есть еще целый сегмент, который называется интернет-продажи, правда он реально не существует, потому что когда мы платим наличными курьеру, это не интернет-продажа: это знакомство с интернет-каталогом, заказ по Интернету и оплата.

В: Прямых интернет-продаж не существует?

Н: Не существует. Есть две платежные системы, одна называется «Платина», другая «Ассист», через которые можно заплатить кредиткой. К сожалению, количество продавцов, которые их принимают, доли процента.

В: Стремится к нулю. Антон, у нас сейчас появился дополнительный гость, хоть и под конец передачи. (Виттель поворачивается к экрану, на котором изображен Арсен Ревазов). Арсен Ревазов, председатель правления компании IMHO VI. Арсен, присоединяйтесь.

А: Здравствуйте.

В: Итак. Коротко, за последнее время что же произошло, что вы видите в 2007 году, и заодно сразу вопрос в лоб: почему у вас договор c Mail.ru как-то видоизменился на будущий год?

А: Да. У нас не так уж с Mail.ru изменился договор, сейчас мощные переговоры мы проводим, практически со всеми крупными игроками рынка, мы берем лучшие места на площадках: главные страницы, как правило, главные баннеры на них, это наша реселлерская стратегия, поскольку нашими основными клиентами, именно нашими, IMHO VI, являются крупные рекламодатели. И с ними мы умеем работать, с ними нам легко, с ними нам просто. В то же время любая крупная площадка имеет большое количество разделов, целевая аудитория которых это мелкий и средний бизнес.

В: То есть то, о чем мы сейчас говорили все.

А: Да. Мелкосредний бизнес это не наша сильная сторона, пока.

В: Инициатива чья была, ваша или мейловская?

А: Инициатива была наша, безусловно, связано это с тем, что деньги, которые, предполагалось, мы привлечем от мелкого и среднего бизнеса, мы реально привлечь не могли и не должны были и поэтому мы предложили концепцию, при которой лучшие места остаются у нас, то же самое мы предлагаем сейчас другим площадкам, мы договорились с большим количеством новых площадок. Крупных. Известных. Таких как «Коммерсант», «Эксперт», «Взгляд»…

В: Вы ставите «Взгляд» в один ряд с «Коммерсантом» и «Экспертом»?

А: «Взгляд» превышает «Коммерсант» по охвату приблизительно в три раза.

(все задумались)

В: Насколько я помню, деловую газету «Взгляд», больше 70 процентов ее трафика идет как раз с Mail.ru. И дело не в охвате, дело в качестве этого трафика.

А: Дело в том, что лучшие люди Mail.ru, люди которые действительно интересуются новостями, ходят на «Взгляд» кликая на новостях Mail.ru, их примерно не 70 процентов, а около 60-и, но Гэллап провел медиаизмерения, мы видим аудиторию «Взгляда», она качественно отличается по своему составу возрастному, половому и финансовому от аудитории Mail.ru, и вы тоже можете легко это посмотреть, взяв просто…

В: А мы как раз в начале передачи с Антоном говорили, к сожалению вас не было, об измерении количества и качества аудитории. И вообще, о том, насколько этим измерениям можно доверять, в частности, насколько можно доверять измерениям Гэллапа?

А: Измерениям Гэллапа в Интернете можно доверять не меньше чем измерениям Гэллапа в телевидении, прессе, радио, и даже, на самом деле, больше…

В: Многие аналитики и измерения телевидения иногда ставят под сомнение.

А: Ну нет, все всё ставят под сомнение когда есть что-то в единственном экземпляре. Это всегда вызывает сомнения и споры. Но уже несколько раз проводился аудит собственных измерений Гэллапа, «Первый канал» был инициатором этого, уже два раза…

В: Давайте про Интернет сейчас, а не про медиаизмерения Гэллапа с «Первым каналом»

А: Да. Площадки, в лице «Яндекса» и Mail.ru, которые поставили счетчик Гэллапа, полностью удовлетворены результатами медиаизмерений Гэллапа. Я вот скажу вот так осторожно, да?

В: При этом ходит по рынку…

А: …Как абсолютными цифрами, так и соцдемом.

В: При этом ходит по рынку такое вот мнение, что вас как раз и устраивают эти исследования «Яндекса» и Mail.ru, потому что вы работаете именно с ними, но в них не участвуют другие участники, в частности ни Rambler, ни РБК.

А: Дело в том, что я надеюсь на то, что с «Рамблером» в 2007 году мы будем работать, вне зависимости от того, будет ли он в Гэллапе или нет, это не будет для нас принципиально значимым фактором — если мы сможем договориться про деньги, то с «Рамблером» мы будем работать в следующем году. Что касается РБК: насколько я знаю, на Ytro.ru счетчик стоит, и счетчик показывает аудиторию, показывает цифры, и охват, и соцдем, а довольны в Ytro.ru этими данными или нет, честно говоря, просто не знаю…

В: Насколько я понимаю, вы собирались заняться еще собственными аналитическими исследованиями в этом году? Нет?

А: Ну как собственные, мы же реселлер, мы не можем все измерять…

В: Меня это и смутило. Агентство «Комкон», которое тоже рвется, насколько я понимаю, собирается…

А: Не, ну все рвутся, множество исследований проводится: ФОМ, ВЦИОМ — кто только их не делает.

В: Ваше мнение: сейчас аудитория подсчитана правильно, измерена правильно, и качественный, и количественный состав этой аудитории?

А: Максимально качественно, так, как это можно было бы сделать. Плюс-минус погрешность, разумеется.

Н: Собственно я то и говорил: цифры которые есть, они ложатся в основу. Независимо от критики этих цифр, какой аудит там Эрнст закажет и так далее.

В: Мы еще с Антоном говорили, на этом примерно и остановились, о перспективах прихода, впрочем, мы в прошлой передаче с вами тоже об этом говорили, о перспективе прихода товаров повседневного спроса в Интернет и увеличения рекламных бюджетов в связи с этим.

А: Да, я вчера был в «Кока-коле». А на прошлой неделе встречался с «Нестле»…

В: Чем визит-то закончился?

А: Тем что вот сейчас вы формируете бюджет на год, и у «Кока-колы», «Нестле», Procter&Gamble и у остальных FMCG-товаров, так называемых товаров повседневного спроса, будут заметные бюджеты на Интернет.

В: Насколько больше чем в прошлом году?

А: Думаю, что по FMCG категории мы получим утроение. Именно по FMCG.

В: А в целом?

А: В целом рынок вырастет процентов на 60–70. На 50 может быть, трудно сказать.

Н: Утроение FMCG надо золотыми буквами запомнить и записать, потому что это FMCG это…

В: Больше чем удвоение ВВП?

Н: Нет, это самый толстый ствол, если брать тот сектор, из-за которого… Нам рассказывали про разделку с Mail.ru (делает рубяще-движущие движения ребром ладони): средний, мелкий бизнес он и учету труднее поддается, FMCG это то что…

В: Рекламодатели отвернулись сейчась от средних и мелких, площадки то есть?

Н: Да нет, площадкам предлагается делать это через «Яндекс.Директ» или «Бегун», потому что там стоимость продажи очень низкая.

В: Насколько увеличивается доля контекстной рекламы?

Н: Если у нас утраивается FMCG это подвигает, естественно (делает толкательное движение ладонью по столу), подвигает рынок контекстной рекламы в пользу медийной.

А: Дело в том, что в этом году по FMCG в Рунет попало вряд ли больше 10–15 миллионов. В следующем мы рассчитываем на 30–40 миллионов — это такой умеренно-оптимистичный прогноз. Что касается контекстной рекламы — она удваивается. Что будет в 2007 — не знает никто, а в 2006 и в 2005 контекстная реклама взяла и тупо удвоилась.

В: То есть, вы не беретесь сейчас делать прогноз на 2007 год?

А: Нет, не берусь, я вообще от контекста достаточно далек, это совсем уж не моя категория, в которой я хорошо разбираюсь.

В: Передача подошла к концу, к сожалению, вы поздно приехали, попытаемся продолжить в один из следующих разов, осторожный оптимизм, как всегда, присутствует, напомню, что в студии у нас были Арсен Ревазов, председатель совета директоров IMHO VI и Антон Носик, руководитель службы блогов компании «Суп», а также я, Игорь Виттель.

Вебпланета

 

Подписка на рассылку «Prezentation.Ru»

     









Google
Поиск на сайте:



Copyright © 2004-2012
Prezentation.Ru
Мультимедиа. Интернет. Будущее


е-мейл:
news@prezentation.ru